rccam (rccam) wrote,
rccam
rccam

Извержение вулкана Ключевская Сопка, Камчатка, 2015



Сегодня на сайте AirPano.com выше виртуальный тур с результатами недавней поездки на Камчатку - съемки извержения вулкана Ключевская Сопка.
Это была одна из самых дорогостоящих поездок в истории проекта, одна из самых технически сложных и опасных работ и, при этом,
все участники съемочной группы практически сошлись во мнении - одна из самых неудачных съемок нашей команды.

Почитать о наших злоключениях можно в заметке под катом, ну а для тех, кто не любит читать большие тексты, вот прямая ссылка на тур -
http://www.airpano.ru/files/Kamchatka-Klyuchevskaya-Sopka



Извергающийся вулкан — уникальное явление природы, увидеть которое доводилось не каждому. А тем более, если это высочайший вулкан Евразии.

В 2012 году команда AirPano уже фотографировала извержение вулкана на Камчатке — тогда это был Плоский Толбачик. Технология и особенности съемки нам были ясны. Однако в этот раз предстояло снимать извержение Ключевской Сопки, а это совсем другая высота: более 4800 метров, почти в три раза больше. Воздух на таких высотах разреженный, а вертолет неустойчив: обычно Ми-8 так высоко не летают. На каждый маневр, на который внизу уходят секунды, на большой высоте требуется несколько минут.



В воздухе мало кислорода для дыхания, температура на пяти тысячах метров падает до -50°C. Снимать приходится в открытые люки, двери и иллюминаторы, а нередко даже нужно и высовываться наружу на ледяной ветер.

Задача предстояла непростая, но мы даже на треть не могли предвидеть всех сложностей, с которыми нам придется столкнуться в будущем. После долгого обсуждения решено было рискнуть, и съемочная группа отправилась на Камчатку. Девятичасовой перелет, затем 500 километров на внедорожнике по заснеженной дороге — и вот мы в Козыревске. Вулкан отсюда виден, хотя до него почти 50 километров. Изредка кратер выбрасывает небольшие клубы пепла, но разглядеть извержение с такого расстояния невозможно.



Вылет назначен на следующий день. Готовим оборудование и теплую одежду. На земле днем было -25°C, но с каждым километром подъема температура снижается на несколько градусов, что ощутимо сказывается на работоспособности и людей, и техники.





И вот вертолет, подрагивая, отрывается от земли и несет нас к вулкану. Несмотря на то, что набор высоты начинается сразу с момента взлета, мы с большим трудом успеваем подняться до 5000 метров перед вулканом. Ветер cносит машину, но через некоторое время мы оказываемся у жерла вулкана. В лучах вечернего солнца клубы пара и пепла периодически вырываются из кратера, лава сбегает по склону — завораживающая картина. Невероятно, но температура за бортом около -50°C. Через пару кадров начали замерзать пальцы, видоискатели мгновенно стали покрываться льдом от дыхания, фотографировать приходилось практически вслепую, но дальше случилось то, чего не было ни разу за годы съемок: в течение 15 минут одна за другой отказали четыре из пяти профессиональных камер, а защищенные и предназначенные для работы в любых условиях камеры GoPro выходили из строя одна за другой. Хорошо, что мы взяли с собой значительный запас техники; только это позволило не остаться без снятого материала.



Вертолет с трудом удерживал высоту, и, несмотря на все старания пилота, близко подойти к вулкану в этот раз не удалось. Еще одна проблема ждала нас в тот момент, когда на небе началась настоящая феерия света, а вулкан и вырывающийся столб пепла окрасились в оранжевые цвета. Из-за постоянной борьбы с высотой у вертолета значительно раньше стало заканчиваться топливо. Эх, взлететь бы на 15 минут позже! Мы упрашивали пилота продолжить съемку, и он, прикинув расход горючего, остался около вулкана на пару минут. Пейзаж в эти минуты был фантастически красив, и нам удалось его запечатлеть. А затем вертолет камнем начал снижение. Невозможно было себе представить, что Ми-8 может так летать. Было по-настоящему страшно. Назад мы старались не оглядываться: там полыхали великолепные краски заката, а мы от них улетали. К вертолетной площадке вернулись с уже почти пустыми баками, "на парах топлива", как пошутил пилот.



Из-за невероятно быстрого спуска мы частично оглохли — уши заложило намертво. Несколько дней приходилось друг другу кричать, я полностью избавился от проблем со слухом только через две недели после съемки.



Несколько великолепных видов вулкана, невероятные американские горки на вертолете и заработавшая как ни в чем не бывало техника немного скрасили неудачу первого вылета, но, пожалуй, такого разочарования от упущенных возможностей мы еще не испытывали ни разу.



На следующий день у всех было только одно желание: исправить ошибки первого вечера, и мы решили повторить вылет, скорректировав время так, чтобы снимать при закатном солнце, которое опять должно было красиво подсветить вулкан. Увы, в этот раз проблемы начались уже на земле: отказ съемочного оборудования при настройке перед запуском. Отвалившийся проводок системы стабилизации камер паяли в спешке прямо в кабине, потеряв ценнейшие полчаса. Стало очевидно, что вулкан просто так хорошие кадры нам не отдаст.



Подлетая к вулкану, мы увидели, что в этот вечер извержение усилилось, перейдя в активную фазу: из кратера вырывались всплески раскаленной лавы, хорошо заметные в наступающих сумерках. Но нашей надежде подлететь к лавовой реке, стекающей с кратера, было не суждено сбыться. Любая попытка вертолета приблизиться к горе оканчивалась неудачей, и несмотря на все старания, пилоту опять не удалось победить воздушные потоки горячего воздуха. Полный провал съемок довершил повторный отказ наших камер. Не помогли ни теплые батарейки, ни работающая на полную мощность печка вертолета. К середине полета в живых снова остался всего один фотоаппарат. Не рассчитана техника на работу в таких условиях! Да и фантастического заката в этот день не случилось: небо было чистым, и красок первого дня мы уже не увидели. Не выполнив и десятой части задуманного, в полном молчании мы возвращались на базу.



Признать, что вулкан нам не покорился, мы не могли, и третий, заключительный вылет решили сделать на рассвете. Взлетали затемно. Небо было плотно затянуто свинцовыми тучами, но пилот нас заверил, что облачность низкая. Было не по себе лететь в неизвестность сквозь пелену облаков, но, поднявшись выше 3000 метров, мы увидели солнце. Вулкан утром выглядел совсем иначе и уже не был таким грозным, как в предыдущие дни, хотя извержение продолжалось. Из ковра облаков возвышались соседние вулканы: Крестовский, Камень, Ушковский. На правильном конусе Ключевской цвет плавно менялся от чистого белого снега к серому пеплу, а от вершины вниз тянулся черный ожог, в центре которого краснела раскаленная лавовая река. Из кратера то валил белый пар, то вырывались черные облака пепла.





Возможно, за бортом было чуть теплее, а, возможно, над нами смилостивился вулкан, но в этот раз включились три камеры из пяти, и нам наконец удалось закончить съемки. Сделав несколько кругов вокруг Ключевской, вертолет уже взял курс в направлении Козыревска, и тут, вдали, прорывая облака, в небо поднялся пепловый выброс вулкана Шивелуч. Сам вулкан почти не виден, до него 80 километров, но пепловый столб заметен хорошо, и мы смогли полюбоваться одновременным извержением двух исполинов Камчатки!



И вот уже снова вдоль дороги мелькают заснеженные деревья, мы возвращаемся в Петропавловск-Камчатский, везем отснятый материал и воспоминания о пережитом приключении. Безо всяких сомнений, это была одна из самых трудных съемок нашего коллектива, но она была очень интересной. Несмотря на все проблемы, нам удалось увезти с собой частичку извержения и поделиться ею с вами на панорамах над самым большим вулканом на нашем материке — Ключевской Сопкой.



Все самые свежие фото о наших приключения я публикую на своей страничке в
Инстаграме
Tags: airpano, Камчатка, Ключевская Сопка, виртуальный тур, вулкан, извержение, сферические панорамы, съемка с воздуха
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments